Практику использования поддельных сертификатов на рынке нужно искоренить

10.08.2018
Руководитель Росстандарта Алексей Абрамов рассказал ИАА «УралБизнесКонсалтинг», зачем производителям товаров добровольная оценка соответствия продукции стандартам, о первых итогах внедрения Национальной системы сертификации (НСС), и чем она отличается от остальных систем маркировки товаров.

― В конце 2016 года Росстандарт при поддержке Минпромторга запустил проект под названием «Национальная система сертификации», который предполагает добровольное участие производителей. Зачем компаниям участвовать в нем? 

― Создание условий для оборота на рынке качественной и безопасной продукции — одна из ключевых задач Росстандарта. В рамках создаваемой сейчас в России национальной инфраструктуры качества есть много инструментов, чтобы помочь добросовестному бизнесу быть ближе к потребителю, заявить о себе на рынке. Добровольное подтверждение соответствия своей продукции национальным стандартам — как раз один из таких способов.

Сертификация в широком смысле — это подтверждение соответствия продукции определенным требованиям, проведенное третьей стороной, то есть внешним, экспертным органом, чьи компетенции подтверждены государством. При этом оценка соответствия возможна только после проведения испытаний в аккредитованных лабораториях. 

Напомню, что ГОСТы — это национальные стандарты, или документы национальной системы стандартизации. Некоторые из них перешли к нам из советской системы, и этот массив постепенно обновляется. Но большинство стандартов являются современными, отражая тенденции текущего социально-экономического развития. Большинство стандартов в нашей стране, как и в мировой практике, являются добровольными для применения. При этом ими устанавливаются требования не только по безопасности, но и к качественным характеристикам продукции и услуг. 

Производители часто пишут на своей продукции «произведено по ГОСТу», и некоторые используют это как маркетинговую уловку. К примеру, не всегда понятно, какой именно ГОСТ имеется в виду — на вид продукта, упаковку или вообще на систему менеджмента качества на предприятии? А главное, продукция не всегда на деле соответствует требованиям этого стандарта. Производитель, по сути дела, лукавит и уходит от персонализированной ответственности за качество выпускаемой продукции. На наш взгляд, это недобросовестная практика, и нужны меры, чтобы производители указывали фактическое соответствие продукта требованиям ГОСТ. Или же убирали такую информацию с упаковки своего товара, не вводя покупателя в заблуждение.

Стандарты являются очень перспективным инструментом и для повышения качества продукции, и для ее правильного маркетингового позиционирования на рынке. Мы предусмотрели такой механизм в Национальной системе сертификации. Каждый производитель, который выпускает продукцию по национальным стандартам, может добровольно обратиться в Росстандарт, пройти необходимые испытания в аккредитованной лаборатории и в случае успеха получить право маркировать товар специальным знаком соответствия стандарту. Подчеркну, что здесь соответствие продукции ГОСТ будет подтверждено не просто сертификатом, а протоколом фактически пройденных испытаний.

― Кстати, недавно в Екатеринбурге обсуждали методы борьбы с фальсификацией продукции в строительной отрасли. Участники дискуссии жаловались в том числе на подделку сертифицирующих документов со стороны лабораторий. 

― Действительно, не все органы по сертификации работают честно, а в отношении отдельных организаций государство последовательно ведет работу по прекращению их деятельности. Существует и практика выдачи сертификатов без проведения испытаний продукции в лабораториях. 

Одной из мер борьбы с этой практикой мы видим развитие системы государственных лабораторий, в том числе за счет бюджетных инвестиций. Это вопрос, требующий внимания, в первую очередь в аспекте повышения конкурентоспособности российской продукции.

Создание новых испытательных возможностей на российской технологической базе позволит нашим компаниям получить доступ к самым современным технологиям тестирования. Далеко не каждый производитель может позволить себе иметь собственную производственную лабораторию для постоянного контроля параметров своей продукции. А ведь это важно, к примеру, для экспортеров, которым необходимы не сертификаты, а в первую очередь протоколы испытаний и фактическое соответствие товара тем или иным требованиям в стране.

― Есть понимание, насколько остра проблема с покупными сертификатами на рынке? 

― Все цифры по поводу поддельных сертификатов «от лукавого». Вопрос заключается в другом. Сертификаты покупают только для того, чтобы войти на какой-то рынок. Но важно не просто войти на рынок, а удержаться на нем. Компании, которые мыслят стратегически и видят своих клиентов, рассматривают свое присутствие на рынке в долгосрочной перспективе и заинтересованы в том, чтобы их продукция приобреталась. Поэтому схемы с подложными сертификатами являются болезненной темой для рынков, правила работы на которых не до конца урегулированы. У нас в стране сейчас предпринимается комплекс мер, чтобы эту задачу решить, поэтому возможностей для использования таких схем остается все меньше. А значит, созданы необходимые предпосылки для того, чтобы практика использования поддельных документов была полностью искоренена уже в ближайшее время.

Замечу, что Национальная система сертификации — это прежде всего вопрос позиционирования продукции на рынке, ориентированного на потребителя. И для производителя это вопрос не однократного доказательства своей конкурентоспособности, а обязательство на долгосрочную перспективу. Компании, которые работают на рынке уже не первый год, как правило, хорошо понимают преимущества участия в добровольном проекте и готовы тестировать свою продукцию. Это означает, что они уверены в ее качестве и в том, что смогут и готовы поддерживать заявленный уровень и в будущем. 

Каждый производитель на начальном этапе участия в НСС дает согласие на так называемые «инспекционные проверки», когда представители лабораторий, органа по сертификации приезжают без предупреждения, собирают образцы продукции и отвозят их в лабораторию. После испытаний они выносят свой вердикт, соответствует ли продукция по-прежнему установленным ГОСТом требованиям или нет. На мой взгляд, это более эффективный инструмент, чем просто регулирование обращения продукции на рынке.

― Если компания не пройдет проверку, она автоматически попадет в «черный список» производителей? 

― Совместно с Минпромторгом России мы продолжаем вырабатывать методологию проведения таких проверок, так как есть риски, связанные с причинением вреда деловой репутации организаций. Разумеется, они будут отстаивать свою позицию, обжаловать решение в суде, когда мы будем размещать информацию о фактах недостоверной маркировки продукции знаком НСС.

Первые мониторинговые акции мы планируем провести к сентябрю 2018 года. И точно могу сказать, что мы не будем закрывать глаза на компании, которые продолжат нечестно маркировать свою продукцию и тем самым создавать недобросовестную конкуренцию участникам НСС.

― За последние несколько лет в России ввели довольно много мер на конкретных рынках, призванных бороться с контрафактной и нелегальной продукцией. ЕГАИС на алкогольном рынке, ЭВС — на мясном и молочном, готовятся ввести маркировку лекарств. Не дублирует ли цифровой код НСС эти программы? 

― Основная разница заключается в том, что система маркировки отвечает прежде всего за прослеживаемость. В информационной системе движение некоей значимой продукции от производителя к потребителю прозрачно. Сразу становится понятно, какая это партия, какое наименование у продукции, кому она предназначена, как она будет распространяться, а также когда в розничной продаже часть партии продукции переходит к потребителю и выходит из обращения на рынке.

Это касается лекарств, товаров легкой промышленности, продуктов питания — товаров, которые часто подделываются. Системы прослеживаемости здесь позволяют снизить риск проникновения контрафактной продукции на рынок.

А в рамках НСС мы будем отражать в реестре результаты проведенных испытаний. И как только мы выявили несоответствие, а производитель не смог объяснить его причины, продукция уйдет из «белого» списка, и QR-код уже не сработает. Для потребителя это станет знаком того, что продукция не в реестре НСС, а значит, государство уже не гарантирует ее соответствие национальному стандарту. 

В стабильном контроле качественных характеристик и заключается основное отличие. Прослеживаемость здесь, наоборот, уходит на второй план. В отношении пищевых продуктов, конечно, тоже важно понять, где произошел сбой. Может выясниться, что завод-изготовитель все сделал по регламенту, а продавец или перевозчик нарушили условия хранения, и это привело к несоответствию. Выяснением всех причин мы будем заниматься в рамках инспекционных и мониторинговых проверок.